Фокусы мотивации: какие ловушки подготовили для нас наши скрытые убеждения?

Фокусы мотивации: какие ловушки подготовили для нас наши скрытые убеждения?

Пашут пахари, и где-то подспудно мы свое ленивое состояние воспринимаем как высокостатусное. Заняться делом — значит, себя социально снизить.

— Один из моих сотрудников продолжает приукрашивать свои достижения.
— Если он работает инженером — уволь его. Если в маркетинге — повысь.
— Да он вообще не работает!
— Похоже, ты имеешь дело с лидером.

Недавняя ситуация: двое работают, третий по причине своей криворукости шатается вокруг да около. Потом, подходя издали, видит некоторый перекос и с этакой надменностью заявляет, что с такими исполнителями ничего не построишь. Работающие оскорблены, но продолжают действовать, переживая обиду.

Тратить время на выяснение отношений умные люди не станут, но результат — бездельник в сознании своей правоты, умельцы подавлены. На то, чтобы придавить нахала, надо затратить некоторую энергию, а ее ресурс ограничен.

И инерция мешает, ведь надо же остановить мысли о деле, включить эмоциональный интеллект, хорошенько поработать им, а потом еще и переработать отходы произведенного конфликта, и лишь после этого снова запустить мысли о работе. Бездельнику проще, ему ничего тормозить и снова начинать не надо, а эмоциональность у него постоянно потихонечку жужжит.

Предположим, ситуация не нова, заготовлено несколько стереотипных ответов, да и общество знает истинную цену работникам и манипуляторам. Тогда легче. Совсем хорошо, когда рядом на страже есть доверенное лицо, которое судит по справедливости и наглецов мигом осаживает, а тружеников возвышает. В этом случае с мотивацией проблем, как правило, нет. Точнее, их нет до тех пор, пока этот человек не совершает ошибок в управлении ситуацией.
Но разве есть люди, которые никогда не ошибаются?

И ошибка может быть такова, что механизм пробуждения активности полностью сломается. Что тогда?

Уволили двух людоедов с работы. Они идут и ругаются:
— Слушай, мы с тобой работали в этой компании полгода, все было нормально. Мы съедали по менеджеру в неделю и никто ничего не замечал. Ну вот зачем? Зачем ты съел уборщицу?!

Ключевые фигуры есть в любом деле. Формального лидера удалишь — работа, возможно, наберет обороты и обретет новое качество, а кто-то малозаметный приболеет — и все посыплется как будто по воле рока.

Этот маленький человечек привычно несет свою ношу. Представьте себе, что ему стали платить за конкретные однообразные действия. Жизнь меняется, и он бы хотел ответить на эти изменения, да только ведь лишится хлеба насущного. И он гасит в себе то, что сейчас принято называть творчеством.

Тот, кто платит, замечает несоответствие и изменяет критерии оплаты. Приходится резко перестраиваться на новый лад, ломаются привычки, исчезает легкость автоматических действий. Если кризис не удается преодолеть, разлад становится тотальным. Важный винтик выпадает. А с чего началось? Всего-то-навсего применили такой привычный в наше время материальный стимул.

Начальник приезжает на работу на новом шикарном BMW.
— Хороший автомобиль! — восхищенно говорит один из его сотрудников.
— Ну, — отвечает директор, — трудись, не покладая рук и не жалея времени, и в следующем году у меня будет тачка ещё круче.

Справедливость распределения финансового потока не определяет пассивность и активность работников в целом, поскольку миллиарды населения земного шарика имеют для каждой вакансии немалую очередь претендентов. Один ушел — другой пришел. Десять раз подумаешь, стоит ли возмущаться несправедливостью и освобождать свое место для посторонних. Напор жадно взирающих на наше относительно теплое местечко стимулирует достаточно сильно, чтобы мы каждое утро вставали и шли на постылую работу.

Хорошо тем, в ком любовь к своему делу не остыла и на душе теплеет от прикосновения к инструментам и материалам, от кипения замыслов в голове. Есть счастливцы, которые умело и упорно поддерживают в себе это состояние, и ничто не может им помешать быть счастливыми на своём месте. Они и в семье могут поддерживать удовлетворенность и благостность, и в теле избегать отклонений от счастливого здоровья и здорового счастья. На всех уровнях существования у них здоровье и радостное процветание. Как их жизнь ни потрясает, сильный дух вытряхнуть не может.

Обычные слабые люди отказываются от воли к действию из-за опасений и сомнений. Угроза жизни приостанавливает активность, и это правильно. Но так же ее приостанавливает и то, что имеет очень и очень отдаленное отношение к угрозе жизни. Разбираться во всем этом опасно: а вдруг мозг ошибется, и жизнь прекратится? Не лучше ли затаиться в унылом бездействии и не вызывать огонь на себя?

Мы читаем книги и смотрим фильмы для того, чтобы наш ум готовился к будущему. Когда нет непосредственной угрозы выживанию, можно заготовить решения для будущих типовых ситуаций, довольно точно оценив риски. Полезное занятие. Но вокруг нас многие заняты лишь подобной переработкой чужого опыта. Занятие-то полезное, почему бы не посвятить ему все свое время? Так и готовимся к жизни до прихода старческой немощи.

Чувство меры помогает уходить от бед, которые приносят нам наши установки. Учиться на чужих ошибках надо? Надо. А сколько? Одно видео в день. Это был пример, а не рецепт счастья.

Есть смысл некоторое время поохотиться за своими убеждениями и каждому из них поведать, что оно не абсолютно верное и потому может проявляться в такой-то мере. Легко и без сомнений определиться на сегодня, а дальше жизнь покажет, что стоит подкорректировать. Ни с обычными убеждениями, ни с конфликтующими нет проблем, когда у каждого есть заранее оговоренные время и место.

И убеждению, что свои убеждения надо периодически осознавать, ограничивать, поддерживать, благодарить, тоже надо дать время и место.

Буду признательна, если воспользуетесь этими кнопочками:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*