Фрилансинг: плюсы и минусы. Насколько свободны вольные копьеносцы?

Фрилансинг: плюсы и минусы. Насколько свободны вольные копьеносцы?

Даже оставшись официально не у дел, коллега-журналист в ответ на вопрос «Как дела?» предпочтет не хныкать, а при случае заявит с независимым видом: «Перешел на вольные хлеба», «Я теперь нештатник в пяти газетах и двух интернет-изданиях», «Я теперь сам себе хозяин» или еще нечто в этом роде. Примерно так же отзываются о своем новом статусе и представители некоторых иных профессий. Все эти достойные высказывания описывают одно и то же явление на рынке труда – фриланс.

В буквальном переводе с английского, откуда пошла в новорыночную эпоху особенно большая куча расхожих словечек и выражений, «free lance» означает «свободная пика». Так когда-то называли наемников, готовых воевать ради любого, кто им заплатит. По одной из версий, впервые это определение использовано у Вальтера Скотта в его романе «Айвенго». Так писатель назвал наемного воина. Немало таких вояк бродило по городам и весям средневековой Европы. А поскольку участие в разборках с применением боевого оружия являлось излюбленным занятием феодалов, баронов, графов и прочих угнетателей трудового народа, спрос на подобного рода услуги был, можно сказать, стабильным.

Ныне фрилансерами называют уже не наемных воинов. Сегодняшний фрилансер – это работник, формально не имеющий хозяина. (При этом не рекомендуется отождествлять таких работников со штатными сотрудниками, работающими удаленно, то есть вне офиса). Он трудится на разные компании, «халтурит» у разных заказчиков. Впрочем, «чистых» фрилансеров не так уж и много. Есть официальные совместители, что зафиксировано в их трудовых книжках. Другие сидят на окладе, но берут подработку, стремясь увеличить свой месячный прибыток. Третьи левачат, пользуясь ресурсами работодателя. Все это – не фриланс в истинном смысле данного понятия. «Вольный копьеносец» – сам себе начальник, менеджер, рекламщик и рекрутинговое агентство. Он один в поле воин. Таких, в принципе, не очень много. А в таких странах, как Армения, где рынок труда невелик, таковых много быть и не может.

Но они все же есть. Стало быть, они существуют. Должностей-то на всех не хватает, как точно подметил гример Зайчик из одноименной кинокомедии. Однако, если человек остался без должности, это еще не означает, что он живет на случайные заработки. Потеряв работу по вине общества, из-за интриг, а порой и по собственной вине, гражданин может некоторое время величать себя фрилансером. Но недолго. Он либо воспарит до вольного художника, либо низвергнется до безработного. Между прочим, доход настоящего фрилансера совсем не напоминает пособие. Напротив – часто перекрывает штатные заработки его коллег. Что касается профессиональных рамок, то фрилансер либо слишком ленив, чтобы беспрекословно подчиняться рабочему распорядку, либо слишком независим и потому сошел с традиционной лестницы социальных достижений. С другой стороны, фрилансер может дорасти до таких высот, какие никогда не покорятся ему на официальной должности. Встречаются среди них дорогостоящие гуру, к которым заказчики сами в очередь становятся. У них плотная рабочая загрузка, но вместе с тем они не связывают себя эксклюзивными взаимоотношениями только с одним работодателем.

В советскую эпоху немало вполне достойных людей творческого склада привлекались к административной ответственности за тунеядство, потому что нигде официально не служили и служить не желали. (А может, просто не могли устроиться – никто не брал.) Сегодня государство признаёт добровольную незанятость граждан законной. Тунеядцы исчезли, появились фрилансеры. Человек свободен в выборе – быть или не быть фрилансером. Организация, в свою очередь, свободна в выборе – работать с ним или нет.

9f186ec466792dc5911991eada87c5c8kak-poxudet-1

Встречаются на фрилансерской ниве совершенно разные люди – журналисты, аудиторы, дизайнеры, штукатуры, переводчики, бизнес-тренеры и даже частные детективы. Считается, что фрилансер экономит ресурсы компании, воспользовавшейся его услугами: постоянное рабочее место ему не требуется, а если он допустил промах, его всегда легче заменить кем-нибудь другим («Здесь не стационар для нахалов!.. »).

Фрилансер, как правило, трудолюбив и активен. Он может вообще не ходить на работу; не требуется рано вставать, трястись в транспорте, застревать в пробках, а потом вкалывать с перерывом на обед. Деньги можно получать на почте, в банке, через Интернет посредством WebMoney или, скажем, E-Gold. Конечно, время от времени желательно все же появляться в офисе работодателя. Иногда – просто для того, чтобы при очередной смене начальства не оказаться забытым в связи с тем, что листок с вашими координатами переместился в корзину для мусора. Это, так сказать, плюсы. Но есть и существенный минус: фрилансера легко обмануть, и он часто оказывается фактически бесправным. Перед ним во всей, не побоимся этого слова, актуальной наготе встает целый ряд вопросов – как оценивать свою работу, как отстаивать свои интересы, как защитить себя в случае конфликта с клиентом и т.д. Еще один важный аспект связан с социальными льготами: фрилансер не может себе позволить выбывать из строя по болезни, так как он теряет незаработанные деньги. Впрочем, много ли вы встречали в независимых государствах, возникших на постсоветском пространстве, учреждений, которые оплачивали бы своему сотруднику лечение или уход в декрет?

Примерно так обстоят дела с вольными копьеносцами на старте XXI века. Во многих странах они выполняют значительный объем работы, нередко трудясь за двоих, а то и за троих. С другой стороны, не исключено, что остальные просто «фрилансят» где-нибудь в другом месте. Ручейки человеческих ресурсов прокладывают себе разные русла, выравнивая рельеф общественного спроса и взаимодополняя друг друга. Этому весьма способствует бурное развитие оргтехники, все увереннее сочетающей в себе телевизор, телефон, музыкальный центр, органайзер, архив и собственно компьютер. Правда, у нас в Армении, где социально-экономическая ситуация оставляет желать много лучшего, а рынок труда по объему скромен, фрилансерам пока что приходится трудновато.

Тем не менее, вольные копьеносцы стремятся активизироваться и в нашей стране. «На мой взгляд, именно работа в качестве фрилансера дает возможность и полноценно творить, и получать достойные деньги за свое творчество», – говорит армянский тележурналист Арзуман Арутюнян. Сам он, действуя в этом ключе, создает передачи в области социального мониторинга. В частности, в 2002 году по каналу Общественного армянского телевидения (ОАТ) демонстрировался его детско-юношеский цикл «Робинзон – Лобби-клуб», куда вошли передачи, посвященные парусному спорту, палаточным лагерям, рыбной ловле и другим формам активного досуга.

«Фриланс – дело хорошее, но довольно утомительное», – признается читательница, скрывшаяся под ником Tobish (источник, уж не обессудьте – женский информационно-развлекательный портал WDay.ru). Женщине пришлось столкнуться с двумя проблемами: во-первых, надо было как-то разрулить работу и дом, а во-вторых – оплата труда, видимо, была поставлена не лучшим образом. Нужно было постоянно отслеживать даты выплат, уточнять, за что и когда будут деньги, ловить кого-то из людей в бухгалтерии и все такое прочее. В итоге часть причитавшихся ей денег Tobish так и не получила.

Говорят, что постоянное рабочее место, возможно, и не самая приятная вещь на свете, но ведь нужно же куда-то уходить по утрам. А если приложение усилий почти не требует покидать свое жилище, то путешествовать, в принципе, особо некуда. Наверное, единого мнения здесь вряд ли можно ожидать.

А вы помните, где ваша трудовая книжка?

Буду признательна, если воспользуетесь этими кнопочками:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*