Домой Мировые новости Клановое правосудие по-кувейтски

Клановое правосудие по-кувейтски

2
0

—>

Почти год Мария Лазарева, глава международной инвестиционной компании KGLI, находится в одной из кувейтских тюрем по сфабрикованному обвинению. На пресс-конференции в МИА «Россия сегодня» ее официальные представители рассказали о том, что российские ведомства и адвокаты Лазаревой предпринимают для ее освобождения.

Судьба Марии Лазаревой обсуждается на самом высоком уровне. В частности, как сообщили «Новые известия», 22 апреля ее дело обсуждалось в Москве в ходе встречи председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко с председателем Национального собрания Кувейта Марзуком Аль-Ганимом.

После встречи Матвиенко отметила: «Считаем абсолютно гуманным выпустить Марию Лазареву под домашний арест до завершения всех судебных процедур. Есть целый ряд гуманитарных факторов – есть маленький пятилетний сын, которого Лазарева воспитывает одна. Он остался на этот период без матери». Валентина Матвиенко подчеркнула, что, по мнению экспертов, нет оснований для осуждения Марии Лазаревой. «И так говорим не только мы, но и внутри Кувейта, и целая группа защитников Лазаревой образовалась в мире, которая знает ее плодотворную деятельность на протяжении многих лет в инвестиционной сфере и ее безупречную репутацию», — отметила спикер Совета Федерации.

Ранее дело Лазаревой обсуждалось в ходе визита в Кувейт главы МИД РФ Сергея Лаврова. В ее судьбе принял участие даже Госсекретарь США Майкл Помпео. Однако пока серьезных поворотов в судьбе Лазаревой не происходит. Тогда как здоровье россиянки в кувейтской тюрьме стремительно ухудшается.

При этом, как отметил на пресс-конференции президент Московской торгово-промышленной палаты Владимир Платонов, к которому в прошлом году за помощью обратился отец Марии Лазаревой, обвинения кувейтской прокуратуры в ее адрес не выдерживают никакой критики, многие признаки указывают на сфабрикованность дела. В частности, по словам Платонова, есть решение Арбитражного суда Кувейта, и в нем говорится, что всем инвесторам возвращены с прибылью средства, которые ей вменяют как похищенные. Более того, этот же суд постановил, что деньги должны, напротив, Марии за выполненную работу. И должны ей не кто-нибудь, а контрагенты, инициировавшие этот суд и преследования.

По словам Владимира Сидорова, официального представителя Лазаревой, все обвинения по второму уголовному делу о растрате средств Портового фонда, возбужденного против россиянки, вообще построены на голословных обвинениях одного человека.

«Все обвинения строятся только на устных показаниях одного свидетеля – аудитора кувейтской счетной палаты, — сообщил Сидоров, который посещал Лазареву в тюрьме и присутствовал на судебных заседаниях. — Даже приобщенная им справка была официально признана недействительной».

Даже судьям трудно скрыть, что они участвуют в ангажированном процессе. «Главный судья – человек почти уже предпенсионного возраста, когда заслушал адвокатов, с железной интонацией попросил прокурора встать и чуть ли не заставил его оправдываться. Заседание толком даже не было закончено, потому что сразу же судья удалился в совещательную комнату и взял самоотвод и процесс так и не продолжил, хотя Верховный суд всеми силами просил его вернуться», — описывает Сидоров последнее заседание Апелляционного суда Кувейта, где сейчас рассматривают дело Лазаревой, проходившее 21 апреля.

Впрочем, судью, похоже, все-таки уговорили вернуться, так как уже на следующий день он назначил дату нового заседания суда на 28 апреля. Тем временем адвокаты Лазаревой стремятся обратить внимание суда на тенденциозные нестыковки в деле.

«Адвокаты оспаривают счет, в бенефициары которого записывают Марию Лазареву. Там ставятся суммы порядка $15 млн. в местной валюте, но этот счет не имеет ни номера, никаких других подтверждений, что он принадлежит Лазаревой. Стоит ее подпись – подпись явно подделана. Никаких письменных доказательств присвоения средств не существует», — отметил Сидоров.

Профессор кафедры современного Востока РГГУ, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Елена Мелкумян довольно скептически оценивает независимость и объективность кувейтского правосудия, объясняя это «молодостью» местной Фемиды, смешавшей основы английского права, законы шариата и местные традиции, построенные на клановых отношениях и семейных связях.

«Вполне возможно, что конкуренты компании Марии Лазаревой с высокочтимыми людьми во главе могли с помощью суда реализовать свое желание устранить соперника, — отмечает Мелкумян, считая, что на суд может оказываться серьезное давление в чьих-то личных интересах, а в итоге это отрицательно отражается на авторитете Кувейта и его инвестиционной привлекательности.

Тем временем после последнего заседания Лазареву в наручниках под конвоем из шести охранников вернули в местную тюрьму, где она находится вот уже скоро год и где даже администрация зоны старается выпроваживать европейцев отбывать срок на родину. Условия таковы, что выдержать их под силу не каждому местному. Тюремный городок для заключенных в столице Кувейта строился из расчета на 2 тыс. человек, но сейчас их здесь в три раза больше. Лазарева здесь единственная русская, но, очевидно, в силу заказного характера ее дела, домой, даже в российскую тюрьму, ее не передают. Обстановка в тюрьме, соседство с уголовниками, постоянно оказываемое давление на «эту русскую» привели к резкому ухудшению здоровья Лазаревой.

Как рассказал на пресс-конференции ее врач Александр Мясников, за последние полгода состояние здоровья Лазаревой показывает резко отрицательную динамику.

«Необходимо отметить тяжелое и очень опасное состояние Марии. Поверьте, она уже не похожа на ту здоровую молодую женщину, которой была всего год назад. Поэтому спасать человека — в прямом медицинском смысле — надо сейчас», — заявил врач, отмечая, что в существующих условиях, не получая квалифицированной медицинской помощи, заболевания будут нарастать и долго за решеткой она не протянет.

Понимает это и сама Лазарева, которая считает себя невиновной, но при этом признает, что «если даже будет умирать — ее не освободят», рассказал Мясников о своем недавнем разговоре с пациенткой.

Сама Мария Лазарева, как сообщили ее представители, просила передать большое спасибо за заботу Валентине Матвиенко, всем российским дипломатам и общественным деятелем, которые борются за ее освобождение. При этом, как подчеркнул Владимир Платонов, к ее защите уже подключились МИД, посольство и другие российские ведомства, а также несколько общественных организаций, хотя не всегда эта деятельность носит публичный характер и отнюдь не все детали переговоров раскрываются. Но, как отмечалось на пресс-конференции, именно благодаря этой заботе о соотечественнице есть надежда на то, что 28 апреля судьи Кувейта сделают единственно верный и гуманный выбор, освободив Марию Лазареву «по вновь открывшимся обстоятельствам», полностью реабилитирующим россиянку.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*