Домой Новости России Лейтенант Народной милиции Екатерина Лопач: «Назад в Украину пути нет»

Лейтенант Народной милиции Екатерина Лопач: «Назад в Украину пути нет»

36
0

Лейтенант Народной милиции Екатерина Лопач: "Назад в Украину пути нет"

О военной службе, семье и мире в Международный женский день в рамках проекта «ЛНР 5 лет: с Республикой в сердце» ЛИЦ рассказывает помощник начальника службы ГСМ батальона материального обеспечения лейтенант Народной милиции ЛНР Екатерина Лопач.

— Откуда вы родом?

— Родом отсюда, коренная луганчанка. Родилась, выросла и училась — все здесь, в Луганске. Родители тоже луганчане.

— Чем вы занимались до войны?

— Работала в школе учителем немецкого языка. Закончила лицей иностранных языков, потом (Луганский национальный) университет имени Шевченко. Шесть лет проработала у нас на южных кварталах в школе №60. Сама тоже там жила.

— До войны интересовались политикой?

— Нет, конечно. Ходила на выборы, принимала участие в голосовании, но не более того. У меня семья, ребенок – мальчик – вот и все, чем я занималась после работы.

— Как вы встретили начало наших драматических событий?

— Проснулись от того, что испугался ребенок. Гудели самолеты, а сын не мог понять, что происходит. Выстрелы, очереди автоматные… Пришлось объяснять, что это то ветер шумит, то еще что-нибудь, чтобы не пугать. Так мы семьей и встретили эти события.

— А потом начались обстрелы?

— Да, у нас на Южном (квартале) хорошо было слышно и последствий много. В мамином доме в соседний подъезд прилетел снаряд. В это время мы все были у нас дома, а не у родителей, поэтому остались живы, никто не пострадал.

— И что потом?

— Когда начались летние массированные обстрелы, я с ребенком выезжала в Россию. Вернулись мы с сыном 26 сентября. Я опять пришла обратно в свою школу и работала в ней до января, пока не ушла в армию.

— Почему вы пошли служить?

— Во-первых, здесь уже был мой муж – он первым пришел. Служба у него занимала много времени, я изначально пошла, чтобы хоть немного быть с ним вместе. Плюс, конечно, и патриотические чувства. Очень обидно было за Родину, за наш город, за людей – ведь действительно многие пострадали.

 

— И кем вы служили?

— Вначале я была делопроизводителем. Сейчас я занимаюсь горюче-смазочными материалами.

— Чем вам запомнилось это время, пятый год вашей службе пошел?

— Все новое, с таким никогда не сталкивались. Только смотрели военные фильмы, не более того. Никогда ранее в моей жизни не было формы, построений, армейской дисциплины…

— Тяжело?

— Здесь все идет по накатанной, влилась, даже и не знаю уже, как может быть по-другому. Тяжело в плане того, что не хватает времени на семью. Приходится с ребенком уроки по телефону учить, чуть что, какие-то мероприятия, приходится отдавать сына кому-то и так далее. У меня суток не бывает, но все равно бывают случаи, что и ночевать здесь приходится, тогда приходится ребенка к родителям отвозить.

— Что больше всего запомнилось из таких случаев?

— У нас нет каких-то из ряда вон выходящих случаев, как у боевых подразделений, например, все больше повседневная деятельность. Сидим в кабинете и занимаемся своей работой. Но вот, например, в прошлом году нам приходилось заправлять майский парад. Представьте всю эту подготовку к параду, маршрут механизированной колонны. Конечно, очень интересно, когда смотришь по телевизору, все это выглядит красиво. А вот представьте, сколько усилий прилагается для того, чтобы все подготовить и организовать?! Из ржавой, в разном состоянии техники, она же принимает участие в боевых действиях на передовых, это все боевые машины! Там краска облезшая, где-то ржавая, какие-то ремонты бесконечные.

— И что делать?

— Как, что? Все это приводится в порядок, красится, «вылизывается», смазывается, и все видят уже готовый результат. А сам процесс мне пришлось наблюдать, и это, конечно, впечатляет. Военнослужащие там и живут, обслуживают эту технику. Вот это запомнилось. Просто, когда видишь готовое, думаешь: «Ну, конечно, их вывезли из бокса, готовые стоят, их завели и поехали». Нет, нет, это все колоссальный труд.

— Вас поддерживает семья в вашей службе?

— Родители поддерживают, конечно.

— Как вы видите дальнейшее развитие ситуации в Донбассе?

— Хотелось бы, чтобы было все хорошо. Судить о том, что будет дальше — сложно, да и права мы такого не имеем, но то, что все движется в лучшую сторону – это и так видно. С каждым годом динамика идет положительная, все совершенствуется, одни плюсы.

— А чего бы лично вам хотелось?

— Мне видится так, чтобы все было хорошо и мирно, без обстрелов, а как оно будет, Бог весть… Понятное дело, назад в Украину пути нет, мы все очень надеемся, что туда мы никогда не вернемся. А так, главное, чтобы был мир, чтобы наши дети росли под мирным голубым небом, остальное мелочи.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*