МЭР поддержало идею блокировки сайтов за оправдание экстремизма

МЭР поддержало идею блокировки сайтов за оправдание экстремизма

В Минэкономразвития выступили за идею блокировки сайтов без решения суда за обоснование и оправдание экстремизма и терроризма. В результате под запрет могут попасть даже не нарушающие закон сайты, качество доступа в интернет снизится

Зачем нужны поправки

Минэкономразвития положительно оценило регулирующее воздействие проекта поправок в закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации», расширяющих возможности для внесудебной блокировки сайтов, следует из заключения ведомства, опубликованного на сайте regulation.gov.ru. Минкомсвязь опубликовала проект поправок в начале августа. Министерство предложило ограничивать доступ к страницам в интернете, содержащим «обоснование и оправдание осуществления экстремистской и (или) террористической деятельности». Решение о блокировке будет принимать Роскомнадзор.

Действующий закон предполагает, что генпрокурор или его заместители могут обращаться в Роскомнадзор с требованием блокировать страницу, если на ней обнаружена информация, содержащая призывы к массовым беспорядкам, экстремистской деятельности, участию в «массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка». Блокировке без суда подлежат также информационные материалы иностранных и международных организаций, признанных нежелательными. Как отмечали разработчики поправок, сейчас ограничить доступ к информации экстремистского и террористического толка, не содержащей призывы к такого рода деятельности, можно только по решению суда, из-за чего невозможно «своевременно ограничить доступ к противоправной информации», распространяемой в интернете.

Принятие поправок может расширить практику досудебных блокировок интернет-страниц, объяснял РБК директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский. За оправдание терроризма сейчас действует уголовная ответственность; в соответствующей статье УК разъяснено, что таковым можно считать «публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании». Однако за оправдание экстремизма статьи нет, как нет и определения, что может считаться оправданием экстремизма. Включение «обоснования и оправдания» в формулировки закона об информации «на практике означает некоторое облегчение доказывания», что тот или иной материал подлежит блокировке.

Как пояснил РБК научный сотрудник Центра технологий госуправления РАНХиГС Алексей Ефремов, положительное заключение Минэкономразвития позволяет Минкомсвязи внести документ в правительство, чтобы впоследствии то могло, как субъект законодательной инициативы, внести его в Госдуму. «Минкомсвязь должна учитывать замечания, высказанные в ходе публичного обсуждения при оценке регулирующего воздействия, но это не обязанность. Кроме того, изменения в проект могут быть внесены в ходе межведомственного согласования, до решения правительства о его внесении в Госдуму», — пояснил Ефремов. По словам эксперта, сама Госдума также может инициировать оценку регулирующего воздействия законопроекта уже при его рассмотрении.

Кого это коснется

Ранее поправки раскритиковали правозащитники, эксперты и участники телекоммуникационного рынка. В частности, в отзыве рабочей группы «Связь и ИТ» экспертного совета при правительстве России (также размещен на regulation.gov.ru) указывалось, что понятие «обоснование» является недостаточно конкретным, а «оправдание» — двусмысленным (запрет оправдания может подрывать основы Конституции, так как любое лицо имеет право на защиту, в том числе на высказывания в его пользу, оправдывающие его деяния).

Под обоснование и оправдание экстремистской и террористической деятельности могут попасть публикации по криминологии, описание типичных профилей лиц, склонных к совершению террористических актов, объективных психологических и социальных проблем, подталкивающих их к подобной деятельности и т.п., любые социологические исследования, содержащие объяснения или гипотезы роста терроризма и экстремизма, говорилось в отзыве. Как обоснование и оправдание экстремистской и террористической деятельности «могут быть квалифицированы многие известные работы Маркса, Ленина и их соратников, существенная часть советской литературы и трудов советских историков, значительная часть советской и зарубежной публицистики и беллетристики». «Любая критика нашей действительности также может быть расценена как обоснование экстремизма. Однако чьи-то действия могут быть определены как проявление экстремизма или терроризма только судом по факту их совершения. И чьи-то мнения, напрямую с этим фактом не связанные, до вынесения такого судебного решения не должны квалифицироваться как их обоснование или оправдание», — писала рабочая группа.

По словам главного аналитика Российской ассоциации электронной коммерции Карена Казаряна, риск неправомерной блокировки сайтов есть, но для владельцев сайтов, скорее всего, законопроект не несет никаких рисков. «Например, в случае с детской порнографией правоохранители ограничиваются блокировкой сайта и не заводят уголовные дела. Думаю, в этом случае будет так же», — сказал Казарян.

Как это повлияет на передачу контента

Рабочая группа экспертного совета при правительстве также прогнозировала, что принятие поправок приведет к увеличению количества ресурсов, подлежащих блокировке. По оценке группы, оно может достичь 19 млн. Блокировка такого количества сайтов может «оказать существенное влияние на качество услуг передачи данных» на территории России, отмечалось в отзыве.

В реестр запрещенных могут быть внесены домены, IP-адреса и URL (ссылки на конкретные страницы). По данным общественной организации «Роскомсвобода», сейчас в этом перечне более 118 тыс. записей. Как пояснил РБК источник в крупном российском операторе связи, существует несколько технологических ограничений, которые не позволят внести в реестр несколько миллионов позиций. По его словам, у большинства операторов установлено оборудование DPI (используется для глубокой фильтрации трафика и запрета переходов на ресурсы из реестра запрещенных) старого образца, которое может поддерживать около 150 тыс. записей из реестра. «Самые лучшие и самые дорогие устройства DPI позволяют инспектировать трафик примерно на 1 млн записей. Можно, конечно, поставить устройства одно за другим, но стоимость таких решений будет астрономической», — отметил собеседник РБК, отказавшись уточнить сумму затрат, которые могут потребоваться от оператора.

По словам представителя «Ростелекома», из-за особенностей реализованных решений у операторов в России при фильтрации действительно могут возникнуть проблемы с качеством доступа. По его словам, ограниченная производительность платформ фильтрации приведет к тому, что компании будут вынуждены использовать более грубые методы блокировки трафика, то есть недоступными для пользователей могут оказаться и ресурсы, не содержащие противоправной информации.

Буду признательна, если воспользуетесь этими кнопочками:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*