Почему зловещие легенды о ведьмах так живучи в Англии?

Почему зловещие легенды о ведьмах так живучи в Англии?

Во многих странах мира люди верили в том, что человеку можно навредить при помощи колдовства. Местные культуры содержали поверья, которые были связаны с разного рода потусторонними методами воздействия на людей. В европейских судах дела о магическом воздействии в жизнь людей рассматривались до конца позапрошлого столетия. Историк Томас Уотерс попытался предположить, по каким причинам зловещие легенды о колдовстве и ведьмах довольно благополучно пережили мрачный период Средневековья.

На границе между графствами Уорвикшир и Оксфордшир расположена небольшая деревушка Лонг Комптон. Там произошел странный случай: работник Джеймс Хэйвуд совершил нападение на свою соседку, пожилую женщину Энн Теннант, которая умерла от полученных ран. Хэйвуд в свое оправдание сказал, что эта женщина призывала на него несчастья и наводила болезни, и по этой причине он не мог нормально работать. Как было установлено, в подобные способности этой престарелой женщины верили и другие жители деревушки.

Дело об убийстве Энн Теннант вызвало большой резонанс, о нем активно писали в газетах. А благодаря судебным репортажам специалисты сумели более подробно изучить местные поверья и изменили свои взгляды на отношение к колдовству в период викторианской Англии.

В этот период газеты двух графств нередко писали о происшествиях и судебных слушаниях, которые были связаны с колдовством. Большинство этих репортажей были посвящены тому, что происходило за рубежом и в других регионах страны, но иногда попадались и события местного значения.

Так, в частности, летом 1863 года в Уорвике суд рассматривал дело пожилого человека Томаса Дрэйпера, напавшего на женщину и ударившего ее по лбу с целью пустить ей кровь, надеясь на то, что таким образом он сможет снять с себя проклятие. Нечто подобное произошло и в деревушке Тайсо, где женщина по имени Сара Диксон, которая часто болела, была уверена в том, что ее соседка Агнесс Дарем навела на нее порчу. Диксон вместе со своей подругой ворвалась в дом к Агнесс и расцарапала ей руку, чтобы вызвать у той кровотечение и таким образом снять проклятие.

О происшествиях подобного рода рассказывалось немало историй. Многие люди в то время были убеждены в том, что для снятия порчи, которую наложила ведьма или колдун, необходимо пустить им кровь. Джеймс Хэйвуд стремился именно к этому, но не рассчитал силу, с которой вонзил вилы в Энн Теннант.

Согласно свидетельским показаниям по делу Хэйвуда, данным смотрителем местного сумасшедшего дома, подобные случаи не были единичными. Вера в колдовство была очень распространена в южном Уорвикшире. Фермер, у которого работал Хэйвуд, говорил о том, что примерно треть жителей деревушки верили в волшебников и ведьм и подозревали нескольких человек в колдовстве. Аналогичные показания дала и дочь батрака, которая заявила о том, что слышала довольно часто о том, что люди говорили о ведьмах. Кроме того, суд установил, что Хэйвуд часто ходил к специалисту по колдовству, якобы умевшему диагностировать и снимать такие чары.

Для суда, точно так же, как и для местной прессы, дело Хэйвууда являлось неординарным, поскольку речь шла об убийстве человека. Судья в процессе слушаний провел опрос девяти свидетелей, которые рассказали, во что верил Хэйвуд. Этим людям задали вопрос о том, верят ли они сами в ведьм и как они оценивают поведение батрака. И подобный интерес суда имел под собой веские основания, поскольку это помогало судье оценить поведение подсудимого, можно ли его судить по закону, или он невменяем.

Некоторые историки связывали тенденцию, которая сложилась в английских судах относительно признания веры в колдовство психическим расстройством с интеллектуальными особенностями того века, в частности, с развитием психиатрии. Вера в существование ведьм уже в XVIII могла послужить причиной того, чтобы признать подсудимого невменяемым.

После того, как смотритель сумасшедшего дома дал показания, Хэйвуда оправдали как невменяемого. Окончательно суд убедился в невменяемости батрака после показаний мужа Энн Теннант, который рассказал о том, что у подсудимого не было никаких странностей, кроме того, что он постоянно говорил о ведьмах. В то же время, еще один свидетель, Джеймс Тейлор (фермер) в своих показаниях говорил о том, что подобные верования в деревне достаточно распространены и указывал на то, что местное население не считало Хейвуда странным.

Вполне вероятно, что самым явным доказательством невменяемости батрака было то обстоятельство, что он все же убил женщину, хотя несмотря на распространенность веры в ведьм, людей, подозреваемых в колдовстве, убивали очень редко. Многие свидетели говорили о том, что подсудимый был неравнодушен к спиртному и мог совершить преступление в состоянии опьянения, но по каким-то причинам эти свидетельства не были учтены судом. Как бы там ни было, дело оказалось достаточно громким, его хорошо задокументировали в прессе, благодаря чему фольклористы получили немало материалов для размышлений.

Историки викторианской эпохи и журналисты были уверены в том, что вера в колдовство имеет языческие корни. Ее еще называли альтернативной, то есть, такой, которая противоречит с протестантизмом. Свои знания о сверхъестественном люди черпали из Библии короля Якова. Это был перевод Священного Писания, выполненный под патронажем монарха.

Несколько свидетелей по делу батрака говорили о том, что Хэйвуд был впечатлен описанием колдовства в тексте Библии. В частности, речь идет о Левите, порицание в Книге пророка Михея колдовства и описание в Деяниях апостолов Симона Волхва. Хэйвуд действительно взял с собой в тюремную камеру Библию короля Якова, в ожидании суда.

Фольклорные и автобиографические источники данного региона указывают на то, что местное население все свои сведения о колдовстве черпали прежде всего из Библии. Даже люди, не знающие грамоты, заучивали наизусть тематические отрывки из Священного Писания. В описаниях повседневной жизни графства есть фразы, которые свидетельствуют об этом. Люди говорили о том, что ведьмы существуют, поскольку об этом сказано в Библии. Иными словами, люди не считали свои взгляды языческими или альтернативными, поскольку религия указывала им, что ведьмы являются реальностью, и что они действительно занимаются тем, в чем их обвиняют.

С другой стороны, знания о том, кто является ведьмой, а кто – нет, люди получали не из Священного Писания, а благодаря сплетням и слухам. Источниками их были, как правило, «знающие люди», которые досконально изучили Библию и, с общественной точки зрения, имели полное право выявлять колдунов. Именно от них исходила информация о том, каким образом бороться с последствиями магии.

Фактически, это были самые обычные шарлатаны. Они не только помогали снять чары, но и искали воров, а также занимались предсказанием будущего, астрологией и лечили травами. Рекламировали свои услуги эти люди в газетах и за них получали неплохие деньги. Кроме того, эти люди выезжали на вызовы к клиентам – их работа в основном заключалась в том, чтобы повесить соломенные крестики над дверью очередного «проклятого».

Хэйвуд ходил именно к одному из таких знающих людей, к мистеру Мэннингу. Это был так называемый водяной доктор, то есть, человек, который определял болезни по моче больного. Именно таким образом он и установил, что в страданиях батрака виноват сглаз, иными словами на него плохо посмотрела ведьма.

Люди верили в то, что ведьмы могли объединять свои силы. В частности, население Лонг Комптона было убеждено, что в их деревне жило шестнадцать колдуний, которые общались между собой. Молодым девушкам было запрещено приближаться к таким старухам, чтобы те не смогли заманить их в колдовские сети.

Мэннинг посоветовал Хэйвуду определенные практики, которые он должен был применить относительно Энн Теннант, по большому счету, они были направлены на всех ведьм поселения. Батрак говорил ее мужу о том, что все ведьмы у него в бутылке, имея в виду бутылку, в которой были собраны волосы, ногти и моча проклятого, которые затем сжигались на огне. По идее, это должно было причинить нестерпимую боль всем ведьмам, которые его зачаровали.

Необходимо отметить, что вера в колдовство была присуща не только сельским жителям. В прессе двух графств можно найти немало упоминаний о том, что в крупных городах также происходило немало нападений на людей, подозреваемых в колдовстве. Складывается даже такое ощущение, что только в Лондоне местные жители не обвиняли злобных старух, владевших черной магией, в своих бедах.

Жители деревушки Лонг Комптон продолжали верить в колдовство даже в прошлом столетии, о чем может свидетельствовать множество автобиографических материалов времен Первой мировой войны. Так, один из селян говорил о том, что люди очень верили в колдовство. И если кто-то начинал болеть, либо у кого-то что-то ломалось, либо случались какие-то неприятности, вину за все возлагали на колдуний.

Буду признательна, если воспользуетесь этими кнопочками:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*