Домой Новости России «Порошенко будет сидеть», — первое интервью с «юридическим киллером» в Киеве

«Порошенко будет сидеть», — первое интервью с «юридическим киллером» в Киеве

4
0

«Порошенко будет сидеть», — первое интервью с «юридическим киллером» в Киеве

В воскресенье, 19 мая, на Украину, после пятилетнего отсутствия вернулся бывший заместитель главы Администрации президента Януковича Андрей Портнов.

В эксклюзивном интервью украинскому изданию «Страна» он рассказал о том, чем планирует заняться уже в самое ближайшее время.

— Добрый день, Андрей! С возвращением вас в Украину и первый вопрос — с учетом последних событий, почему вы приехали имено сегодня: до инаугурации Владимира Зеленского, а не после? Не опасались ли вы приезжать и как вас встретили пограничники на территории Украины? 

— Первое — меня прекрасно встретили. Приятный пограничник, паспортный контроль я прошел за 15 секунд. До инаугурации я приехал, потому что я публично пообещал журналистам приехать в мае. И в мае я приехал. Приезжать после инаугурации — чтобы опять все это обрастало слухами, не видел смысла. Я гражданин Украины, я здесь живу, центр моих жизненных интересов здесь — тут моя Родина. Будем помогать ее восстанавливать и строить.

— Касательно восстановления и строительства. Ранее вы заявляли о том, что с учетом отдельных действий, совершенных командой Порошенко, вы гарантируете, что будет организовано определенного рода разбирательство его деяний, и в интервью «Стране» даже прогнозировали летом прошлого года, что после падения режима пятого президента у судей не дрогнет рука выписать санкцию на его арест. До сих так считаете?

— Я абсолютно убежден в этом. Какой план наших действий? Наша большая юридическая команда в самый первый день после инаугурации, планирует начать подачу заявлений о преступлениях Порошенко. Мы систематизировали основные преступления ОПГ Порошенко и будем подавать заявления буквально с послезавтрашнего дня. Дальше разветвление на два пути.

Если новая власть захочет проявлять активность, мы будем рядом. Если нет, мы будем осуществлять публичное давление, документировать, оформлять все процессуально, обжаловать бездеятельность правоохранительных органов. И все это осуществлять до тех пор пока общественное и информационное давление не станет настолько сильным, что правоохранительным органам ничего не останется, кроме как начать активные следственные и процессуальные действия. Что касается судей, то я чувствую и понимаю настроения в судебной системе.

Те злоупотребления и преследования, те политически мотивированные дела, которыми сталкивались судьи, не оставляют им выбора. Я абсолютно убежден, что первые же ходатайства в суд по мере пресечения Порошенко, будут удовлетворены. Но я бы начинал параллельно работу и по аресту активов Порошенко и его команды. Мы готовились к этому, провели консультации с юристами в Панаме, Британии, установили прямые коммуникации с ними. И будем на волонтерских началах помогать украинскому обществу избавиться от всех ключевых фигурантов, которые управляли нашей страной в последние 5 лет.

— Можете выделить 5–7 фигурантов из окружения президента Порошенко, которым вы готовите свой «юридический привет»?

— Ключевые люди — это сам Порошенко, Филатов (замглавы его администрации), Пашинский (глава комитета ВР по нацбезопасности), лидер фракции «Народного фронта» Бурбак, лидер фракции БПП, ключевые чиновники из окружения Порошенко, бизнес-чиновники. Фамилии все известны и они на слуху — сейчас мы задокументировали более 10 заявлений о преступлениях, чтобы подать их через два-три дня, потому что требуется их процессуальное оформление…

Но! Я не хотел бы монополизировать эту работу — знаю огромное количество бизнесменов и рядовых граждан, которые планируют заниматься той же работой. Поэтому, кому-то мы будем подставлять плечо — я имею в виду нашу команду. Где-то будем хедлайнерами и организаторами этой работы… Я вижу, что здесь огромное поле.

— Вы указали, что вели определенную работу в Панаме. Верно ли я понимаю, что в перечень тех моментов, которые могут найти отображение в заявлениях о преступлениях Порошенко, вы планируете включить ситуацию с «Панамскими оффшорами»?

— Абсолютно да. «Panama Papers».

— Какие еще из громких скандалов, которые будоражили Украину в последнее время, оказались в вашем поле внимания?

— В объективе внимания находится много чего. Но я считаю, что нужно правильно расставить приоритеты. Если мы сейчас возьмемся за что-то неважное или недостаточно важное, можем испортить всю работу. Поэтому первое, что должно быть, — это то, что максимально волнует украинское общество: хищения в армии, мародерство, это нажива в те дни, когда украинские солдаты гибли на фронте.

Мы покажем всю эту развернутую картину, как в Панаме, например, увеличилась капитализация в те дни, когда хоронили украинских солдат. Мы будем заниматься самыми главными и ключевыми вопросами. В том числе — «Ленинской кузней», это где Порошенко сам у себя покупал военную продукцию за бюджетные деньги, которые сам же утверждал в госбюджете через подконтрольную ему фракцию, сам же выделял эти деньги через подконтрольные ему правительство и Минфин, и сам же тратил (осваивал — Прим. Ред.) по завышенным ценам на подконтрольном ему предприятии «Ленинская кузня».

Мы должны проверить сделку, которую якобы провели за $300 млн Тигипко и Порошенко — это явная отмывка незаконно похищенных средств. Она проходила через оффшорные компании, и мы понимаем уже всю комбинацию. Поэтому если, на основании нашей информации, правоохранительные органы обратятся в суд, они могут уже поставить вопрос об аресте всех активов Порошенко только на основании первого заявления о «Ленинской кузне», то тогда мы поможем в других юрисдикциях — в Панаме, в Великобритании, на Британских Виргинских островах, в Гибралтаре, на которые оформлена испанская собственность Порошенко, и поможем уже там коммуницировать с местными юристами для того, чтобы украинское государство быстрее смогло арестовать счета, заморозить активы и начать разбирательства, чтобы вернуть их Украине.

Мы сделаем Порошенко настолько токсичным и нерукоподаваемым в мире, что он растеряет остатки международной поддержки.

А цель этой работы — превратить его еще существующую парламентскую фракцию в ничтожную политсилу для того, чтобы они не смогли победить на следующих парламентских выборах. И не смогли влиять на общественную жизнь и государственную политику в нашей стране. Это ключевая задача.

— В силу того, что в Украине меняется президент, довелось читать разные мнения о том, связан ли Портнов с Зеленским. Так это или нет, контактируете ли вы с ним или с его окружением?

— Я не хочу нового президента, которому я желаю удачи, ставить в дурное положение. С новым главой государства я не общаюсь, у меня нет его телефона в мобильной книжке, мы ни разу не общались. Я не планирую идти на государственную службу, не планирую работать в системе госаппарата и планирую заниматься той же юридической и общественной деятельностью, которой посвятил себя ранее. Так вот, этой частью проекта, которая связана с арестом и возвращением государству активов Порошенко, мы будем заниматься на волонтерских началах. Это наш вклад в развитие демократии.

— Вы сейчас сказали, что не видите себя в системе госуправления. Но не так давно в юридическом сообществе Киева ширились слухи о вашем вероятном назначении на пост генпрокурора.

— Я не планирую идти на госслужбу, ни на каком посту себя не вижу.

— Юрий Луценко останется на посту генпрокурора?

— Абсолютно убежден, что Юрий Луценко именно завтра, в день инаугурации, должен стать первым человеком, в отношении которого новый глава государства подаст представление на увольнение в парламент. И по главе СБУ (Василию Грицаку — Прим. Ред.). Политик, победивший с 74% голосов на выборах, просто обязан сделать этот шаг. Если будет промедление, начнется разочарование. Луценко и Грицак должны быть немедленно уволены — это абсолютно однозначный политический тезис.

— Кто, по-вашему, достоин занять их места?

— Я не знаю. И новая политическая команда, в связи с тем, что она на выборах получила почти 3/4 голосов избирателей, она вправе сама определить набор тех приоритетов и качеств, которые они хотят увидеть в новом генпрокуроре. Точно им не надо мешать. Вот они кого назначат, тот пусть и работает — они имеют на то полное моральное право. 

— Касательно персоналий нынешних руководителей Госбюро расследований, НАБУ и САП — считаете ли вы, что эти лица должны оставаться на своих постах и продолжать работу? 

— Я не знаю ничего такого сильно негативно о руководителях ГБР, они не попадали в скандалы, и мне трудно о них говорить. Но что касается главы Национального антикоррупционного бюро, то он, напомню, был замечен дома у главного фигуранта, по которому предстоят расследования — Порошенко.

То есть, это обозначает, что он не сможет быть независимым руководителем главного антикоррупционного ведомства. И я думаю, что нужно найти юридический механизм его смены. А по поводу главы Специализированной антикоррупционной прокуратуры (Назара Холодницкого — Прим. Ред.), то это, вопросе очевидный: он должен быть уволен, по-моему.

По его поводу все ключевые лидеры мнений, в том числе и дипломатических учреждений, украинские руководители и новая политическая команда уже высказались. Их надо перезагрузить. Также нужно будет вычистить людей Порошенко из Высшего совета правосудия, из Высшей квалификационной комиссии судей. То есть, везде, где он наплодил их. Особенно в последнее время. К сожалению их не удастся уволить напрямую указами, потому что в отношении них есть нормы законов, что их можно уволить только в особых случаях.

Например, там собственное желание, совершение преступлений. Поэтому по ним нужно будет, чтобы обратились другие истцы, которые в этом секторе работают. Думаю, такие истцы и адвокаты найдутся. Это нелегкий путь, но необязательно нам увольнять многих чиновников сразу же. Наша задача: сделать Порошенко именно токсичным, чтобы шарахались люди от него, чтобы те, кого он назначил, боялись поднять трубку, когда он им звонит. Вот это наша ключевая цель. 

— Вы сейчас затронули тематику ВСП и ВККСУ. В свете последних событий, которые происходили с этими органами, многие говорят о том, что в силу прихода новой команды на Банковую в Украину может вернуться «портновское правосудие». Что оно из себя представляет и может ли вернуться? 

— «Портновское правосудие» представляет из себя некий миф и ярлык, который приклеили мне для дискредитации. Но! Если мы посмотрим социологические исследования авторитетных ведомств на тему доверия к суду в периоде, который вы называете «портновским правосудием», и в период, который сейчас — мы увидим колоссальную разницу. «Центр Разумкова» 13,5% давал в 2012–2013 году, а сейчас это 1–2%.

То есть, это главный показатель из которого нужно исходить. Ни в коем случае не хочу говорить ничего позитивного о нашей работе. В наши времена независимого правосудия не было, давайте из этого исходить. Было плохо в наше время, но сейчас стало кратно хуже. Поэтому я новой команде желаю построить так отношения с судебной системой, чтобы за нашу страну не было стыдно. Они должны взять на работу людей, которые обеспечат им, насколько это возможно, более независимую судебную систему, чем сейчас. 

— Есть ли будущее у нынешнего состава Верховной Рады. Должны ли она быть распущена досрочно, либо добыть свою каденцию? 

— Это тоже должно быть политическое решение главы государства. Я когда эту тему освещал, исходил из того, что юридических препятствий новому президенту Укрианы для досрочного прекращения полномочий Верховной Рады, нет. То есть, он может это сделать указом прямо вот завтра. Но, какое будет решение — не знаю. Как политик, считаю что нужно стереть с лица земли правящую на сегодня парламентскую коалицию, ту которая несла ответственность за пятилетнее правление в стране. И в связи с этим политически важно избавиться от них, зачистить все политическое поле, и дать старт новым политсилам.

Я кстати, тезис о новых лицах не разделяю, моя политическая позиция состоит в том, что нужно брать именно старых, тех кто люстрирован, но имеет опыт у кого есть биография хорошая. Вот эти люди должны работать и строить нашу страну. Новые лица — я против них не возражаю, но они должны показать, что же такого сделали в жизни, чтобы страна согласилась на эксперимент с ними. 

— Верно ли я вас понимаю, что вы выступаете за признание антиконституционным и отмену закона о люстрации? 

— Я считаю его не просто антиконституционным. Считаю людей, которые его принимали — преступниками. И вообще нужно рассмотреть вопрос в большом уголовном производстве о построении в течение последних пяти лет преступной иерархии, целью которой было взятие под контроль госаппарата с целью распределения финансовых и природных ресурсов для личного обогащения.

— Мы затронули вашу позицию по закону о люстрации и вы сказали что считаете его преступным, а людей попавших под жернова этого закона — потерпевшими. Какова ваша позиция по статье о незаконном обогащении, которая была изъята из Уголовного кодекса по решению Конституционного суда? 

— У меня плохое к этому отношение и считаю, что Конституционный суд сделал это в угоду бывшего президента Порошенко, а также в интересах депутатов и чиновников из «Народного фронта» и БПП. Потому что статья в УК Украины попала в 2015 году. То есть, касалась, в основном, тех чиновников, которые совершали преступления при постмайданной власти. Это обозначает, что они сами организовали через Конституционный суд отмену этой статьи. Поэтому я отношусь к этому так, как относится все общество — не доверяю этому решению КСУ. Новая власть должна имплиментировать точно такую же статью Уголовного кодекса заново. Для этого, я думаю, есть парламентское большинство. 

— На ваш взгляд, подлежат ли пересмотру итоги конкурсов, которые проводились командой Порошенко в Верховный и Антикоррупционный суды? 

— Думаю, что так глубоко копать не надо. Если у кого-то были претензии, он мог подать административный иск в суд и там ответить на эти вопросы. Конкурсы пересматривать возможно придется, если Конституционный суд признает неконституционным закон о люстрации. Тогда получается, нужно будет ответить на вопросы, почему в конкурсах в НАБУ, Верховный суд, САП не участвовали люди, которым прямо запрещено было это делать законом. Поэтому, если Конституционный суд признает антиконституционным закон о люстрации, то можно ставить вопрос следующий: о том, чтобы восстановить справедливость. И кстати, это путь к перезагрузке этих органов. 

— За последние дни КСУ оказался в эпицентре внимания из-за событий, которые экс-глава суда Станислав Шевчук назвал антиконституционным переворотом. Что же произошло в Конституционном суде и как выйти из сложившейся ситуации в этом органе? 

— Считаю произошедшее в Конституционном суде позором, потому что закон «О судоустройстве и статусе судей», который Порошенко провел через парламент предусматривает защиту судьи. Рядового судью даже сложно уволить, а здесь КСУ за полчаса уволил председателя, не имея на это (насколько я вижу из открытых источников), никаких оснований. Озвучены лишь политические причины — за то, что вашему изданию он дал интервью. Вот именно это написано в причинах его увольнения.

А что касается происходящего там, то это попытка группы во главе с Тупицким установить контроль над Конституционным судом, для того, чтобы позиционировать себя как важных людей и быть, может быть, в переговорах с новой властью. Но, учитывая их бэкграунд, репутацию и решение об (отмене статьи УК Украины — Прим. Ред.) незаконном обогащении, они потеряли свою политическую легитимность. И в принципе, я считаю, что они дорабатывают последние месяцы. 

— А не возникнет правовой дилеммы в связи с тем, что новоизбранная глава КСУ Шаптала приведет к присяге Зеленского? 

— В этом я никаких не вижу проблем.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*