Домой Мировые новости Зачем Украине украинский язык? (часть 3)

Зачем Украине украинский язык? (часть 3)

11
0

—>

Зачем Украине украинский язык? (часть 3)

Попытка России обсудить в ООН принятый на Украине закон об исключительности украинского языка была заблокирована США, Францией, Великобританией, Германией, Бельгией и Польшей. Украина продолжает свой польский путь к созданию моноэтничного государства.

(Окончание. Начало 28.05.2019)

Уроки украинского. Урок 4, законотворческий

В чем Прилепин безусловно прав, так в том, что «не большевики создали украинцев». Как отмечают историки, началом украинского проекта можно считать 40-е годы XIX века.

Первыми, кто применил топоним «Украина» в политическом значении, а слово «украинцы» в качестве этнонима, были два поляка на российской службе. Сначала Ян Потоцкий, автор популярного и сейчас романа «Рукопись, найденная в Сарагосе», в 1795 году в одной из своих книг высказал идею, смысл которой заключается в том, что украинцы — это отличный от русского народ. А Тадеуш (в России — Фаддей Феликсович) Чацкий, как считается прототип персонажа комедии Грибоедова «Горе от ума», в 1801 году предложил теорию, по которой «украинцы» и не славяне даже, а тюрки, произошедшие от кочевников — укров.

Своих Ukrainiens (книга Потоцкого была издана на французском в Париже) автор вывел из польского ukrajna – окраина. Кстати, и в Польше, и в России таких окраин-украин было множество. Для русских и польских документов XVI-XVII веков применение термина «украина» к пограничным территориям является обычной практикой.

Впрочем, работы Потоцкого и Чацкого не получили известности даже среди поляков. А потому «украинцы» практически до конца XIX века не встречаются даже в качестве случайного катойкнима (именование жителей определённой местности). Да и общепринятое название местности – «Украина» утверждается лишь в начале XX века.

Первые украинцы появляются, чуть ли не через 100 лет после публикации Потоцкого и известны практически поименно. И это не Хмельницкий, Мазепа или Шевченко. Первым самоназванным украинцем в начале 60-х годов XIX века стал поляк Павлин Стахурский-Свенцицкий, которого некоторые исследователи называют и автором украинского гимна. «Сподвижничество» его так же не получило массовой поддержки в Малороссии, но было высоко оценено властями в Австро-Венгрии, когда он от неблагодарных малороссов эмигрировал в Галицию.

И именно стараниями австрийской администрации из русских Галиции и «произросли» первые два украинца, которые официально заявили о себе в 1890 г. Избранные при польской поддержке депутатами галицкого сейма Юлиан Романчук и Анатоль Вахнянин во главе депутации из 16-ти таких же депутатов заявили, что народ, населяющий Галицию — это украинцы, и они не имеют ничего общего с русскими. Но и эти галицийские «украинцы» получают признание лишь в 1893 году, когда австрийский парламент утвердил фонетическое письмо для «украинского языка» и начал его внедрение.

Еще раз напомним, что в Австро-Венгрии этот процесс привел к появлению концлагерей для русских – Талергоф и Терезин. Тем кажется парадоксальнее, что среди нынешних львовских националистов есть потомки тех, кто за свое право быть русским прошел австрийские концлагеря.

Когда начинают говорить о реакции на проникновение галицийства в Россию в малороссийских кругах, принято приводить следующую цитату Ксенофонта Говорского: «У нас в Киеве только теперь не более пяти упрямых хохломанов из природных малороссов, а то (прочие) все поляки, более всех хлопотавшие о распространении малорусских книжонок. Они сами, переодевшись в свитки, шлялись по деревням и раскидывали эти книжонки; верно пронырливый лях почуял в этом деле для себя поживу, когда решился на такие подвиги».

Говорский, правда, умер за 20 лет до признания «украинства» хотя бы в Австро-Венгрии. Но о том, что и через 30 и через 40 лет ничего не изменилось, можно прочитать и у Булгакова, и у эмигрантов — Василия Шульгина (не путать с однофамильцем из Центральной рады), и у князя Волконского. Да, впрочем, и у самих украинизаторов. Не говоря уже об известных цитатах генерала Гофмана, который назвал Украину результатом не самодеятельности народа, а проектом немецкой разведки. И вторящего ему французского консула в Киеве в 1918 году Эмиля Эно заявившего, что «Украина не имела никогда своей истории и национальной отличительности. Она создана немцами».

Тяжелее всего у «украинцев» было именно с национальной базой. К 1908 году лишь 1% жителей юго-запада России идентифицировали себя как «украинцы» — менее полумиллиона человек – тысяч 200-300. Здесь евреев в это время жило в 15-20 раз больше. И это после ста лет активного украинизаторства со стороны поляков, немцев и австрийцев. Первая мировая, Гражданская, все эти Рады, Скоропадские и Петлюры кардинально ситуации не изменили. Вот тут-то и появляются большевики.

В апреле 1923 г. XII съезд РКП (б) объявил коренизацию официальным курсом партии в пестуемом Лениным еще со времен критики великороссов национальном вопросе. Сразу же VII конференция КП (б)У заявила о политике украинизации, что украинские ЦИК и Совнарком молниеносно оформили декретами. Было принято решение об украинизации госструктур и предприятий, которую планировалось закончить до 1 января 1926 года. Все рабочие и служащие предприятий и учреждений были обязаны выучить украинский язык под угрозой увольнения с работы. При этом в УССР сокращалось почти до нуля число школ, где изучался русский язык, были практически изведены все газеты на русском языке, сократилось число русскоязычных массовых мероприятий.

Исторической вехой в истории создания украинского народа стала Всесоюзная перепись населения 1926 года, зафиксировавшая 31,1 млн украинцев. Секрет взрывного перерождения малороссов в украинцев в «Пояснительных замечаниях и инструкционных указаниях» Всесоюзной переписи населения 1926 года, где давались указания: «Для уточнения записи об украинской, великорусской и белорусской народностях в местностях, где словом «русский» определяют свою народность представители трех этих народностей, необходимо, чтобы лица, называющие при переписи свою народность «русский», точно определяли, к какой именно народности: украинской, великорусской (русской) или белорусской они себя причисляют; записи «русский» и «великоросс» считаются тождественными».

То есть просто назваться «русским» было недостаточно. На практике же политика коренизации предполагала записать как можно большее число жителей УССР «украинцами».

Кстати, украинизацию проводили те же руководители Украины, кто через какие-то пять-шесть лет будет нести ответственность за, так называемый, «голодомор».

Однако когда в середине 30-х с коренизации закончили, а коренизаторов разогнали, все быстренько вернулось на свои места. В результате к развалу СССР, как и во времена Котляревского за 200 лет до того, малороссийский диалект был обиходным лишь в среде малообразованного крестьянства, а большая часть населения республики, ставшей страной представляла из себя некий конгломерат русскоязычного населения неопределенной национальности. Из определившихся русские, по некоторым данным, чуть ли не вдвое превышали число украинцев в республике, большинство которых скучковалось в Западных регионах страны.

Не удивительно потому, что и сегодня, в канун выборов президента ЦИК Украины вынужден оправдываться, что Закон «О выборах президента Украины» не предусматривает, что кандидаты на пост главы государства должны «хорошо» владеть украинским языком, а потому собственно избирательная комиссия владение им у кандидатов не проверяет. А жена только что избранного президента Украины Зеленского уже после второго тура выборов рассказывает, что ее супруг срочно ищет хорошего преподавателя мовы, так как владеет украинским на уровне Порошенко, но хочет совершенствоваться.

И в общем-то, понятно, почему Украина единственная, наверное, страна в мире, где специальным законом оговаривается не просто государственный статус мовы, но и дается полный перечень лиц, которые должны ей владеть (примечательно, что из всех региональных чиновников, только руководители Крыма в эмиграции удостоились персонального перечисления). Причем, чтобы перечисленные вдруг не увильнули от своей почетной обязанности, они должны подтвердить уровень владения соответствующим сертификатом «що видається Національною комісією зі стандартів державної мови відповідно до цього Закону». Как будто они не дома, не в родной стране, а заграницу на работу устраиваются. И неизвестно еще как Зеленский, а вот Порошенко со своим украинским по новому закону точно в президенты бы не прошел.

Да и Зеленскому крупно повезло. Не изберись он сейчас президентом, остался бы со всем своим «Кварталом» без работы: выступления «Квартала-95» всегда шли на русском, теперь же национальные каналы под языки меньшинств могут оставлять не более 10% эфира. Да и проводиться развлекательные и зрелищные мероприятия могут только на государственном языке. Много Зеленский нашутил бы на своем украинском?

Хотя, пожалуй, ни МИД России, ни МИД Венгрии, который уже выразил надежду на отмену Зеленским скандального закона о языке, не правы, когда говорят о том, что закон нарушает права меньшинств. Наоборот, защищает. Как сообщает, например, «Украинская правда», при организации любого массового мероприятия теперь достаточно желания ОДНОГО присутствующего, чтобы организаторы обязаны были перевести его на украинский язык.

Можно представить себе страну, где на уровне закона предусмотрено, что желание поговорить/послушать на как бы родном государственном языке на массовом мероприятии может возникнуть всего у одного присутствующего? А говорите права меньшинств не защищены. Причем ультимативность установок заставляет задуматься, а точно речь идет о языке титульной нации, а не о правах оккупантов, попавших в окружение аборигенов, которых они не понимают?

В целом закон напоминает большевистские декреты времен коренизации и законы Австро-Венгрии 20-х годов XIX века, когда в стране ввели запрет на применение русского языка. Украинский закон также, практически запрещает все СМИ на иных кроме украинского языка. Да формально меньшинствам разрешено иметь свои издания, но такие СМИ обязаны выпускать еще и равноценный тираж на украинском языке с аналогичным содержанием. Вряд ли на Украине найдется много русских, венгерских или, скажем, молдавских изданий, экономика которых потянет выпуск дублирующей украинской макулатуры. По тем же – экономическим причинам становится практически не возможным существование национальных театров и прочих учреждений культуры для меньшинств. Государственные детсады и школы могут вести образование только на державной мови. Впрочем, допустимо частичное образование на английском или «официальных» языках ЕС.

Зачем Украине украинский язык? (часть 3)

Зачем Украине украинский язык? (часть 3)

В общем, как предупреждает та же «Украинская правда»: «…порахуй («посчитай», а не то, что вы подумали) усi росiйськi слова», не скрывая против кого направлен закон. Иначе «… якщо скажеш так ще раз» штраф может составить почти 12 тысяч гривен (около 30 тысяч рублей по курсу ЦБ). Аборигенам, правда, дадут трехлетнюю отсрочку на изучение «державной мовы», и создадут центры ее изучения. Представляете, центры изучения державной мовы не для мигрантов, а для населения собственной страны?

Предпоследний президент Украины Петр Порошенко, подписывая Закон України «Про забезпечення функціонування української мови як державної», знал, что говорил, когда заявил: «Язык — это фундамент, на котором строится нация и государство». И тем самым еще раз подтвердил, что когда у страны нет ни истории, ни языка, ни народа, а единственное, что должно объединять – вышиванка, нужно хоть говорить всех заставить одинаково. Тогда может получиться наконец построить нацию и государство.

Все по сценарию, описанному еще у Мелетия Смотрицкого, когда он пишет о тех, кто «стремится к тому, чтобы в Руси не было русских». Но всегда найдется какой-нибудь писатель, который все это оправдает, рассказав нам о высотах достигнутых украинской литературой во времена Державина и Пушкина…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*